Поэзия

 

Григорий Левин

 СТИХИ РАЗНЫХ ЛЕТ

 

Ландыши продают

 

На привокзальной площади

Ландыши продают,

Какой необычный, странный смысл

Ландышам придают.

Ландыши продают...

Почему не просто дают?

Почему не дарят, как любимая взгляд?

Ландыши продают ...

 

Непорочно белые, чистые,

Лучевидные и лучистые,

Непогрешимые что им гроши мои?

Ландыши продают.

 

Что звучит пошлей, чем пошла по рукам? 

Но не тот ли смысл я словам придам,

Когда спрошу, Москвой проваландавшись:

Почём ландыши?

Почём свежесть?

Почём красота?

Почём нежность?

Почём чистота?

Почём воздух сегодня дают?

 

Не правда ли, странно, когда услышишь:

Ландыши продают?

 

*  *  *

Мне кажется, что всё вокруг мертво,

Что в мир не приходило Рождество.

Что начиналась сразу всё с распятья.

К истоку всё-таки тянусь опять я,

Тянусь к истоку, чтобы всё понять.

Но трудно зло душе моей обнять.

Откуда же оно, ожесточенье?

Во зле таится страшное влеченье.

Зачем  оно? Что радости во зле?

 

Но небо убивают на Земле.

 

*  *  *

Не веруя в бога, я бога хулить не хочу:

Он был утешением страждущих и болезных

В жестоком, проклятом мире,

где жить бесполезней,

Чем голову вдруг в охотку отдать палачу.

И всё-таки надо

спасать и спасать других,

Хоть жизни своей последней и страшной ценою,

Ценою прощенья,

прелестью всей земною,

Ценою потери любимых и дорогих.

Мне скажут:

Одумайся. Успокойся. Окстись.

Грехи искупай,             

чтобы в чистой предстать рубахе.

И пусть я унижен,

и ползаю пусть во прахе,

Спасаю других.

А мне самому бы спастись.

 

Вот приблизился

 

Вот приблизился предающий меня.

Матф., 26 , 46

 

Я становлюсь недоверчивей день ото дня:

Вот приблизился предающий меня.

 

Самые близкие предали и не раз,

Не отводя дружелюбных, внимательных глаз.

 

После они отводили эти глаза:

Тем, кто нас предал, в глаза нам глядеть нельзя.

 

Я ж понимаю, даже и не виня:

Вот приблизился предающий меня.

 

Не уличаю, не обличаю, молчу.

Просто понять, просто постигнуть хочу:

 

Что же за радость? Близкий, почти родня...

Вот приблизился предающий меня.

 

*  *  *

А содержанье  каждого стиха

Накапливают клетки постепенно.

Терпение. Одно только терпенье.

Годами завершается строка.

Не пишется как будто ничего.

Но дышится. А это поглавнее.

Мы доживем до слова своего,

Голгофы нашей или Галилеи.

И будет час от первого толчка

Проснётся то, что собиралось годы.

И душу нам увеселит строка

Взыскуемой тревоги и свободы.