Казус Алексеевой

 

Путин и губы Людмилы Алексеевой

 

Вчера президент России приехал домой к главе Московской Хельсинкской группы Людмиле Алексеевой на Арбат, чтобы лично поздравить ее с 90-летием. Зачем?

 

Диктаторы любят внимание: они, по всей видимости, полагают, что показная всенародная любовь это высшее достижение их пожизненного правления. Высшее достижение диктаторов приручение известных людей, которые по сути своей деятельности не должны любить власть, а тем более диктаторов.

 

Ленин в первые годы любил звать иностранцев посмотреть, как начинается строительство светлого будущего. Не все иностранцы поддавались искушению, и не все, кто поддался, писал так, как хотелось бы Ленину. Зато в учебниках истории есть фотографии Ленина и Джона Рида и в неокрепших мозгах постсоветских детишек запоминается единичный факт, превращаемый в стабильное и постоянное событие все любили Ленина.

 

Путин приехал к Людмиле Михайловне как старый друг: он как чекист, конечно же, знал, что в 1956 году ее диссертация была написана по специальности история КПСС. Или не столько как друг, сколько в качестве желающего приручить человека, вокруг которого сложилось несколько атмосферных слоев внимания, почета и уважения. В оперативной деятельности КГБ сближение с объектом всегда было важным достижением, профессиональным подвигом.

 

К тому же пиар, фотограф и оператор, которые правильно смонтируют и обрежут ненужное, покажут, как два бывших противника улыбаются друг другу, один другому дарит крымский пейзаж, другая отвечает лобызанием рук.

 

Начали паниковать те, кто не знает о событиях последних 15 лет. О том, что уже обронзовевшая постоянным вниманием Людмила Михайловна стала сближаться с властью, как она сама не раз говорила, чтобы повлиять на нее изнутри. Вроде как партизанка, проникшая в логово врага, чтобы уговорить диктатора не быть больше диктатором.

 

С 2002 года она стала членом Комиссии по правам человека при президенте России. После преобразования Комиссии в ноябре 2004 года в Совет по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека при президенте России, вошла в состав обновлённого Совета. И теперь там находится постоянно в качестве монумента свободомыслия.

 

Теперь Людмила Михайловна стала выше всех остальных правозащитников, главной, генеральным правозащитником. Чего в правозащитной деятельности трудно себе представить. Она одна из первых признала, что возглавляемая ею Московская Хельсинкская группа работает исключительно на заморские подачки и без сопротивления и, кажется, с удовольствием приняла из государственного бюджета грант на продолжение борьбы с теми, кто этот грант выдал.

 

В декабре 2004 года Алексеева стала одним из организаторов, а затем одним из сопредседателей Всероссийского гражданского конгресса вместе с Гарри Каспаровым и Георгием Сатаровым под общим лозунгом За демократию против диктатуры. Через три года попыталась выгнать Каспарова, но ушла сама, объяснив свое решение тем, что негоже Гарри Кимовичу выдвигать свою кандидатуру на президентские выборы.

 

2 апреля 2003 года Алексеева и председатель правления общества Мемориал Арсений Рогинский направили письма послам США и Великобритании с требованиями прекратить боевые действия в Ираке и перейти к мирным способам урегулирования конфликта. Западная коалиция свергала диктатора Саддама Хусейна, который прежде ни на какие мирные способы не реагировал.

 

Уже который год правозащитное движение в России разделено на две части сторонников Алексеевой и ее противников на отсидевших в советских лагерях и, как Алексеева, не сидевших. Первые считают, что имеют больше прав бороться с путинской диктатурой, вторые склонны изнутри подрывать путинский режим. И поскольку вторые получают от государства деньги, то подрыв получается довольно странный.

 

История с Алексеевой лишь небольшая, но яркая часть сотрудничества советского инакомыслия с нынешним российским диктатором. Путин когда-то приручил Александра Солженицына, который вроде боролся с диктатором Сталиным, но стал любим диктатором Путиным. Было легко приручить Михаила Федотова, который уже стесняется вспоминать, что когда-то был якобы диссидентом. Еще легче Алексея Симонова, тот генетически любит диктаторов, осталось от отца.

 

Оказалось, что в России только диктатура самая профессиональная профессия, борцы с диктатурой, против угнетателей прав человека и свободы слова, люди временные. В отличие от диктаторов, правозащитником в России стать легко, стоит только, к примеру, сказать, что тебя днем и ночью облучает ФСБ, окопавшееся в соседней квартире, то ты становишься автоматически борцом, обматывая себя фольгой с ног до головы. Но если тебе дадут новую большую квартиру в центре, то ты прекращаешь быть борцом и становишься членом какой-нибудь Комиссии по правам человека при каком-нибудь начальнике.

 

Сейчас оценщики вчерашнего события тоже разделились на две группы тех, кто считает поступок Путина важным, а ответное чмокание его рук кавалером иностранных орденов и лауреатом международных премий искренней любовью дважды кандидата в Нобелевские лауреаты к единожды кандидату. Другие видят отвратительный акт признания борцом за права человека кровавого диктатора, потопившего в крови Чечню, Грузию, Украину и Сирию. Не могу отмахнуться от предположения, что Людмила Михайловна своими губами не ощутила на руках Путина кровь невинно убиенных чеченцев, грузин, украинцев и сирийцев.

 

Из России надо уезжать молодым, чтобы к старости очередной диктатор не мог изнасиловать вас своей дружбой.

 

Олег Панфилов,

Новое время, 21 июля