Азия

 

Тайны пекинского двора

 

Практически незамеченным проходит сейчас одно из важнейших мировых событий нынешнего лета, участники которого собрались на китайском морском курорте Бэйдайхэ на берегу Желтого моря. В санаториях и резиденциях в окружении целебных древонасаждений там с 50-х годов прошлого века регулярно отдыхает руководство КНР.

 

С 40-х и до смерти в 1976 году товарищ Мао был председателем ЦК КПК или, попросту, Председателем партии. По первой конституции КНР, человек на таком посту обладал гигантскими правами например, был верховным главнокомандующим, ему было подчинено практически все. Время его пребывания на такой должности не ограничивалось. Правление председателя Мао с его безграничными полномочиями привело к кровавому насилию и репрессиям, завело экономику в тупик. В результате в 1982 году система была изменена, пост всесильного Председателя партии упразднили. 

 

КПК возгласил генеральный секретарь, который на деле одновременно становится и председателем КНР президентом по-нашему. Конституция страны и Устав партии теперь четко оговаривают, что занимать эти посты можно не более двух сроков подряд, не свыше десяти лет. Это основа китайской системы сменяемости власти, ее регулярного обновления и омоложения. Она дополняется и укоренившимся теперь обычаем ухода партийной элиты на покой по достижении 68 лет.

 

Товарищ Си этой осенью пройдет половину своего срока полномочий. Вторая завершается в 2022 году, тогда же он достигнет возраста ухода в отставку. При этом на предстоящем осенью съезде Компартии определится новый состав небожителей семи членов Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК. Генеральный секретарь ЦК товарищ Си председательствует на их встречах, но при голосовании имеет, как и все, только один голос. 

 

Осенью из Постоянного комитета по возрасту (роковые 68 лет!) должны уйти пять человек. До следующего съезда в 2022 году там останется только сам Си Цзиньпин и его второй номер премьер Госсовета КНР Ли Кэцян. За места уходящих товарищей идет острая подковерная борьба между фракциями, которые, как полагают, далеко не все стопроцентно лояльны нынешнему главе КПК.

 

Сам он еще в прошлом году добился права именоваться ядром партии, это был шаг к укреплению авторитарной власти. И вот теперь речь идет о том, чтобы получить еще и заветный пост председателя Мао, который может вывести Си Цзиньпина из досадной системы ротации руководства.

 

На предыдущем совещании в Бэйдайхэ такой вопрос уже вроде бы осторожно ставился и, говорят, некоторые влиятельные старички идею поддержали. Мол, ситуация в мире непростая, экономика Китая на перепутье стране нужен сильный лидер. Но восторг по поводу расширения полномочий вождя испытали не все, и решение постановили отложить.

 

Теперь, говорят, сторонники Си Цзиньпина настроены энергично если сопротивление будет не слишком сильным, они намерены получить поддержку партийной элиты на пересмотр Устава КПК уже на осеннем съезде. Тогда в 2018 году могут внести коррективы в конституцию КНР, чтобы полностью вернуть новому Председателю партии заветные полномочия товарища Мао.

 

И еще пустячок сторонники Си Цзиньпина хотели бы, как сообщают в Токио, в ходе нынешних дебатов на курорте Бэйдайхэ поставить под сомнение правило ухода в 68 лет. Мол, штука это хорошая, но в уставе такого положения нет, и для ценных товарищей можно сделать исключения. Си Цзиньпину это очень нужно: его правой руке, руководителю наводящей ужас Центральной дисциплинарной комиссии Ван Цишаню, стукнуло 69 лет. Он должен осенью вылететь из Постоянного комитета, а лидера партии это совсем не устраивает: начальник партийной спецслужбы необходим для того, чтобы методами борьбы с коррупцией держать в узде потенциальных соперников. Он же будет важной подпоркой для товарища Си в будущем составе Постоянного комитета если, конечно, удастся прокрутить нынешнюю интригу на совещании в Бэйдайхэ.

 

Василий Головнин,

Facebook, 6 августа