Украина

 

Случайно или, может быть, не совсем случайно совпали два события. Наш корреспондент в Киеве Семен Авербух переслал нам статью из украинской молодежной газеты Україна молода от 7 ноября 2006 года. В статье речь идет о недавнем прошлом Украины и украинско-еврейских отношений, но в определенной мере она характеризует и сегодняшний день Украины. Полагаем, статья будет интересна нашим читателям. А из Израиля, от Эсфирь Ямпольской, мы получили уж вовсе неожиданную посылку: в ней три номера издающегося в еврейском государстве журнала на украинском языке. В журнале тоже немало материалов, которые, как мы думаем, будут вам интересны. В последующих номерах газеты мы обратимся к ним. А пока даем также оказавшуюся в посылке статью об издателе и главном редакторе этого журнала Олександре Дэко. Статья напечатана в еженедельном приложении к газете Вести. Оба материала даются с небольшими сокращениями.

 

Повстанцы со звездою Давида

В УПА евреи были и врачами, и воинами

 

Общей платформой сионистов и украинских буржуазных националистов стала ненависть к Советской власти писала Радяньскa Україна в августе 1971 года. Статья называлась Заговор обреченных. Страницы тогдашних украинских периодических изданий пестрят заголовками и рубриками типа Факты против сионистов, Зловещие блики сине-белой звезды, Провокационная суета сионистов.

 

В 70-е годы отношения СССР и Тель-Авива были кризисными. Очевидно, пропагандисты устроили промывание мозгов советским гражданам не только с помощью Всемирной конференции в защиту советских евреев, которая состоялась в Брюсселе 23 февраля 1971 года. В конце 1960-х начале 1970-х в советских концлагерях оказалось много молодых диссидентов из Украины, среди которых было немало евреев. Они, воспитанные на советских учебниках и семейных преданиях о войне, всеми возможными способами передавали на Запад информацию об осужденных на 25-летние сроки воинах Украинской армии, с которыми в большой зоне, возможно, и не познакомились бы. Михаил Хейфец в своей книге Украинские силуэты называет их святыми стариками. Случалось, что диссидент-шестидесятник попадал в одну тюрьму с евреем, осужденным на 20 лет за украинский буржуазный национализм. И только сейчас мы можем узнать о трагедии и борьбе, которые стояли за этим удивительным приговором.

 

Врачи и стрелки

 

Пока в мои руки не попали соответствующие документы, я считал, что УПА сотрудничала с фашистами говорит выдающийся израильский историк Аарон Вайс, семья которого и он сам были спасены украинцами. Немало бежавших из гетто в западных регионах Украины в 1942 43 годах так или иначе встречались с украинскими повстанцами. Это непростая картина, большей частью позитивно окрашенная, констатирует доктор наук, профессор Феликс Левитас. Я лично работал с документами, видел, что немало евреев сами добывали оружие и присоединялись к украинским повстанцам. Однако, повстанческие отряды были разными, полевые командиры были разными. Феликс Левитас обладает одной из наибольших в Украине библиотек по истории фашизма и гитлеризма, которую собирает в течение 20 лет. Докторскую диссертацию защитил в 1997 году на тему Евреи Украины в годы Второй мировой войны.

 

В архивах профессора Сорбонны (Париж) Владимира Косика есть документы о том, как евреи оказывались в лесах. УПА организовывало массу акций для бегства евреев-врачей из нацистских гетто. Часть повстанцев находилась в тяжелом состоянии, оружия и продовольствия не хватало, и, по материалам Косика, немало повстанческих отрядов организовывало из беглецов лагеря для гражданских лиц. Эти лагеря помогали повстанцам, а повстанцы охраняли лагеря. Из лагерей отбирали в отряд врачей и молодых людей, готовых воевать. Евреи храбро воевали в рядах УПА, мы не знаем случаев их недостойного поведения, пишет известный историк Ярослав Дашкевич. Все они честно выполняли свой долг, оказывали помощь не только бойцам, но и всему населению, не оставляя боевых порядков в тяжелых ситуациях, даже тогда, когда имели случай перейти к красным. Многие из них погибли воинской смертью на защите идеалов, за которые боролся украинский народ, такaя оценка участия евреев в украинском войске одного из руководителей повстанцев Миколы Лебедя приведена в многотомной истории УПА.

 

Кстати, на заре украинской государственности ХХ столетия Первый еврейский курень Украинской Галицкой армии насчитывал 1000 еврейских парней из Львова и Тернополя.

 

Разные источники вспоминают о Стеле Кренцбах из Рожнятина, которая в своих воспоминаниях писала: Своей жизнью я благодарна УПА. Часть ее воспоминаний напечатала газета Нью-Йорк таймс. Став сотрудницей министерства иностранных дел Израиля, она убеждала дипломатов, что свободное украинское государство будет порукой и доказательством справедливого мира в мире. Стелла Кренцбах описала, как после возвращения советов постановлением местного отдела НКВД она была осуждена на смерть. В камере смертников вместе с нею оказалось 42 человека. Мы всю ночь молились и просили чуда у Бога. Под утро действительно произошло чудо: двери камеры с шумом открылись и мы увидели вооруженных повстанцев. Тогда местечко Рожнятин оказалось на четыре дня в руках УПА. С того момента я ушла в подполье, и моя жизнь теснейшим образом связалась с жизнью повстанцев. Я переходила с ними из одного места в другое, и так оказалась в Карпатах, в повстанческом госпитале с ранеными. В ее группе было 12 евреев, 8 из них врачи.

 

Немецкая пропаганда точно уловила момент украинско-еврейского согласия и пыталась помешать ему, рассказывает Феликс Левитас. В архивах есть две немецкие листовки. Первая: Слушай, украинский народ! Москва дает секретные приказы ОУН. Из секретных указаний, что попали к нам в руки, видно, что кремлевские жиды находятся в тесной связи с ОУН, которая якобы воюет против большевизма. В руководстве ОУН сидят агенты, которые выполняют приказы кровожадного Сталина и его жидовских опричников. Вторая: Чего хочет так называемая УПА? Селяне, помните, что УПА грабит украинский народ, мордует его и бесчестит. А кто является руководителем этой армии? Это львовские жиды и их кремлевские помощники.

 

Не убивай!

 

Нацистская пропаганда имела некоторое влияние на определенную часть общества, считает Феликс Левитас. Общей точки зрения на еврейский вопрос у украинских политиков не было. С самого начала против нацистских методов и провокаций в западных регионах Украины выступили деятели ОУН писатель и публицист Юрий Липа, редактор и экономист Лев Лукашевич, известный поэт Евгений Маланюк. Согласно документам, некоторая часть представителей ОУН колебалась, часть считала, что надо следовать немецким руслом. Между тем, ответом фашистов на Акт восстановления Украинского государства 30 июня 1941 года стали массовые репрессии, концлагеря и конкретно Аушвиц. Деятели ОУН, очутившиеся в Аушвице, одними из первых сообщили правду о массовых казнях еврейского населения, в частности об уничтожении в газовых камерах.

 

Новые исследования проливают свет на то, почему было расформировано войско Бульбы-Боровца. Представители СС призвали Полесскую Сич принять участие в карательных акциях против еврейского населения. Большинство казаков отказалось. Тогда и возник конфликт с эсесовцами. Кандидат исторических наук Жанна Ковба много лет исследует украинско-еврейские отношения в Галиции. Она приводит свидетельство Ивана Харива с Самборщины, который возил еду в лесное укрытие для четверых еврейских девушек и парня в августе-октябре 1941 года. Селяне тайно собирали для них продукты. Позднее, по рассказу отца, Иван узнал, что выдал укрытие евреев полицай из соседнего села, которого в 1943 году уничтожили бойцы УПА.

 

Позицию местного населения можно увидеть из тогдашних нацистских газет. Самборская газета на Львовщине от 1 марта 1944 года сообщает: Казнь за укрывание жидов и содействие им, казнены Крыжковська Мария, Дмитривська София, Сухоруч Степан, Корчмар Мария, Масляр Ганна, Назар Мария, Куляк Микола, Ковальчук Михайло, Сущ Настя, украинцы. Эти газеты огромный пласт для исследователей, которые увидят, что нацистскому геноциду противостояло местное население, говорит Феликс Левитас.

 

Согласие между народами собственной любовью прививал митрополит Андрей Шептицкий, который еще в 1913 году выступил против процесса по делу Бейлиса, сфабрикованному в Киеве черносотенными организациями. В 1939 году он в интервью сионистской организации Галиции сказал, что всегда был сторонником возрождения еврейского народа и восстановления еврейского государства. Под влиянием владыки Украинской Греко-католической церкви во многих церквах и монастырях галичане спасали сотни евреев. Под личной опекой Шептицкого выжили 15 раввинов (Давид Кагане, которого спас митрополит, в 1970-е годы был главным раввином Тель-Авива). В ноябре 1942 года Шептицкий выступил с письмом Не убивай!, где обращался к украинцам с призывом не поддерживать нацистские провокации.

 

Преступники и миротворцы истории

 

Антиеврейскую агитацию в Украине проводили и нацисты, и большевики. С нацистами пришел мощный пропагандистский аппарат, который мастерски играл на непростых украинско-еврейских отношениях, которые складывались на протяжении истории, рассказывает доктор исторических наук Феликс Левитас. Заняв Львов, нацисты устроили невиданную провокацию. Они открыли двери львовской тюрьмы, где накануне энкаведисты учинили массовые расстрелы, и заявили, что это дело рук евреев. Дескать, все евреи работники НКВД, которые беспощадно уничтожали украинский народ. По документам нацистов, кроме полицейских, местное население в своем большинстве на провокацию не отреагировало. Невзирая на то, что энкаведисты присыпали лица расстрелянных хлором и полили кислотой, среди мертвых во дворе львовской тюрьмы были опознаны несколько раввинов, деятелей еврейских партий и общественных организаций.

 

Ярослава Музыченко

 

Неудобный Дэко

 

Сначала, как водится, юбиляра следует поздравить, что мы и делаем: сердечно поздравляем с восьмидесятилетием замечательного украинского писателя, редактора и общественного деятеля израильтянина Олександра Аврамовича Дэко. Вот такие общие слова, которые принято говорить в подобных случаях.

 

Дэко никогда не дашь его восьмидесяти и вот это не общие слова. Я говорю не только о замечательной физической форме. С приездом Дэко на Святую землю был создан Союз украинских писателей Израиля оказалось, что на Земле обетованной живет немало авторов, для кого украинский родной язык. Олександр Аврамович продолжил издание в Израиле своего любимого детища журнала Соборнiсть, который он прежде издавал в Киеве и Мюнхене. Он явился инициатором и организатором вечеров украинской культуры в Израиле, пробил в Иерусалиме выставку выдающейся украинской художницы Эммы Андиевской (ее поэзия и проза, кстати, регулярно публикуются в Соборности).

 

Родился Олександр Дэко в декабре 1926 года в Чернигове. Я был четвертым сыном в семье, вспоминает Олександр Дэко, нас было пятеро братьев. В 1937 году отца арестовали как врага народа он был директором столовой и его обвинили в попытке отравления районного партактива. Отца пытали, раздробили пальцы, зажав их дверью, но он не оговорил ни себя, ни других, симулировал помрачение сознания. Через четыре месяца его выпустили как сумасшедшего, он бежал, скрывался по селам, а через несколько месяцев в новогоднюю ночь забрал нас с матерью в Колычивку, что в восьми километрах от Чернигова. Отец ходил на поденную работу в город, а на нас, троих средних братьев, была одна пара солдатских ботинок, и мы в школу ходили по очереди. Моих ног в ботинок могло войти три.

 

Дома было две книги: Кобзарь Шевченко и толстый том Пушкина. Я начал писать сказки по-украински (мы дома говорили по-украински), главной темой которых была бедность. Тетради со сказками погибли в эвакуацию, куда мы ушли пешком. За месяц прошли 900 километров от Чернигова до Воронежа. С 14 лет работал: в колхозе, на табачном складе, железной дороге. 8-го ноября 1943-го вслед за фронтом возвратился в Чернигов.

 

Олександр Аврамович успел повоевать, был призван 1 января 1944 года и сражался в Маньчжурии, на Южном Сахалине. В 1949 году демобилизовался, закончил истфак Черниговского учительского института и получил финансово-экономическое образование во Львове. В 1953 году, на излете борьбы с космополитизмом, преследовался по политическим мотивам. Он, обладатель двух дипломов, вынужден был работать подсобником на фабрике музыкальных инструментов. От репрессий спасла хрущевская оттепель.

 

Фамилия Дэко стала часто появляться на страницах украинской прессы в самых серьезных и престижных изданиях. Потом вышли в свет серьезное литературоведческое исследование творчества замечательного украинского баснописца Леонида Глибова и художественно-документальная повесть о нем же. Замечательные литературоведческие труды Олександра Дэко и повесть Соловьи поют на рассвете (написана в 1967 году, а опубликована в 1988) посвящены творчеству Виктора Забилы полузабытого украинского поэта шевченковской эпохи. 

 

Так уж получилось, что литературоведческие работы Дэко, написанные на обширном фактографическом материале, стали мешать филологам, сидевшим на академических синекурах, глибовские его работы впору было бы писать целому институту АН. Олександp Дэко самостоятельно подготовил к печати рукопись полного академического (!) собрания сочинений Леонида Глибова в двух томах. Был подписан договор с издательством Наукова думка. Прилетевшим на огонек соавтоpам из научных кругов Дэко отказал. И началось Зачем взялся за исследование творчества украинских писателей? Уж не националист ли он?

 

Так начался очередной конфликт с советской властью. Дэко заинтересовались органы, начались проработки путь в печать был снова закрыт. Вновь нависла над писателем угроза репрессий Спасли его Олесь Гончар и Юрий Збанацький, буквально перетащившие Дэко из Чернигова в Киев (органам надо было доказывать, что они недаром едят свой хлеб в каждой области следовало иметь своих диссидентов. В родном Чернигове эта роль отводилась Дэко).

 

Имя писателя исчезло из газет и журналов. Как написано в современной словарной статье о творчестве Дэко, с 1970 по 1977 гг. был запрещен к печати брежневским режимом. В Киеве опальный писатель стал работать в издательстве Мистецтво (Искусство) и жил в рабочем общежитии. Только с перестройкой Олександру Дэко удалось вернуться к литературной и общественной жизни. Поэт Иван Драч, ознакомившись с написанной двадцать лет назад повестью Соловьи поют на рассвете, забил в набат. Так многострадальная повесть о Викторе Забиле увидела свет. Одна за другой выходят новые книги Олександра Дэко Полесская прелюдия, Кедойшим. Повесть-хроника Шепетовского гетто, Твои каштаны зацвели, переводы с белорусского и немецкого языков и, наконец, собрание сочинений в четырех томах. За повесть Соловьи поют на рассвете Дэко был удостоен премии им. Михайла Коцюбинського, а за повесть Кедойшим международной премии Литература против геноцида народов.

 

С началом перестройки Дэко стал заниматься и общественно-политической деятельностью, был одним из основателей украинского Мемориала, а в 1988-1989 годах возглавлял его. Он и сегодня с дрожью в голосе вспоминает о Мемориале, о сотрудничестве с Андреем Дмитриевичем Сахаровым. Власть хочет отделаться памятником жертвам, говорил Дэко на одном из митингов, а нам необходимо принципиально иное: мемориальный комплекс с музеем, библиотекой, собственным архивом, культурным и научным центром, который бы исследовал исторические корни сталинизма, его мельчайшие проявления, влияние на все аспекты человеческой жизни.

 

В конце 80-х годов Дэко выступил с острыми журналистскими  публикациями о тиражах украинской литературы, в которых речь шла и о русификации Украины. Олександр Дэко был неугоден властям в 50-х, 60-х, 70-х. Новая власть постперестроечной Украины тоже не шибко любила бунтаря и максималиста Дэко. Олександр Аврамович со смехом вспоминает, как, выйдя из кабинета первого президента независимой Украины Леонида Кравчука, заметил, что у него опухла правая рука и вспомнил, как он стучал по столу, пытаясь убедить нового вождя и недавнего крупного коммунистического функционера в своей правоте.

 

В январе 1998 года Дэко эмигрировал в Мюнхен. Возглавил там Баварский союз украинских писателей, продолжил издание журнала Соборнiсть, популяризировал в Европе украинскую литературу А дальше Дальше как всегда. Олександр Аврамович начал искать правду, нажил врагов среди руководителей старой и новой украинской эмиграции, в чем не последнюю роль сыграла и пресловутая пятая графа

 

Закономерным стал переезд Олександра Дэко в Израиль. Я давно знаю Сашу Дэко, рассказал недавно в застолье писатель Александр Каневский. В родном Киеве его регулярно били за любовь к Украине. Он уехал в Мюнхен и снова получил за любовь к Украине. Сейчас он в Израиле, и я жду, когда же его и здесь достанут за любовь к Украине. Видимо, в этой шутке, как и во всякой другой, есть доля шутки.

 

Мы же традиционно пожелаем Олександру Аврамовичу до ста двадцати!

 

Сергей Подражанский,
перевод с украинского

И. Зайдмана