Средневековье 21-го века

 

Личная Бастилия Туркменбаши

Бастилия была особой тюрьмой Франции. В ней содержались, за исключением последнего периода ее существования, высокопоставленные узники оппозиционно настроенные аристократы, священнослужители, одним словом, враги режима. Однако в этом, как говорится, символе королевского деспотизма и беззакония было всего 42 камеры, т.е. деспотичный режим не предполагал по определению наличия в стране большого количества врагов. Но деспотия есть деспотия, и символ ее был разрушен Французской революцией, хотя к моменту ее начала в тюрьме содержались аж целых семь узников. Ну ничего, зато через революционную тюрьму Консьержери прошло потом народу поболе, включая тех, кто заварил всю кашу.

 

После разрушения Бастилии такие специальные тюрьмы для высокопоставленных особ в мире как-то не практиковались. Не додумался до этого даже Сталин, хотя своих врагов уничтожал похлеще Робеспьера.

 

А вот отец всех туркмен додумался. Собственно, мы еще в прошлом номере писали о том, что многим начинаниям Туркменбаши позавидовал бы и Сталин, и Брежнев. Тюрьма Овадан-Депе (что в переводе на русский означает Живописный холм) в этом ряду занимает особое место.

 

Тюрьма изначально была задумана Ниязовым как место содержания политзаключенных. Фюрер всех туркмен лично участвовал в проектировании тюрьмы, курировал ход ее строительства, затем, за все время ее функционирования, никогда не упускал ее из виду, информация о ситуации в тюрьме и состоянии ее высокопоставленных зэков регулярно доводилась до сведения Сапармурата. Можно сказать, что Овадан-Депе любимое детище Ниязова.

 

Находится тюрьма всего в 70 км от Ашхабада, в песках Каракумов, но, увы, Овадан-Депе отнюдь не мираж в пустыне. Туркменбаши понимал, что у его режима врагов будет поболе, чем у Ришелье с Людовиками тюрьма рассчитана примерно на 150 заключенных. Не зря великий сердар лично принимал участие в проектировании тюрьмы убежать из нее невозможно в принципе. Вокруг тюрьмы установлены три кольца ограждения и охраны, проход через которые осуществляется по сложной пропускной системе. Охрана осуществляется силами разных правоохранительных и силовых ведомств МВД, министерства обороны, прокуратуры, МНБ (министерства национальной безопасности) с тем, чтобы разные ведомства следили друг за другом и в случае чего друг на друга доносили. Есть еще всевозможные придумки, о которых говорить здесь нет места.

 

Нет, к сожалению, места и подробно перечислять всевозможные виды пыток, применявшиеся в Овадан-Депе, сведения о которых, несмотря на тотальную изолированность тюрьмы, все же просочились во внешний мир. Ужасны и сами условия содержания так, например, некоторые камеры имеют в высоту всего полтора метра, и заключенный вынужден передвигаться по такой камере все время в полусогнутом состоянии, что, конечно, угнетающе действует на психику человека.

 

В тюрьме содержатся члены политической оппозиции и опальные чиновники, чем-то в свое время не угодившие фюреру. Чтобы искоренить среди госаппарата не то что возможность бунта, но даже малейшие проявления недовольства, вновь назначаемых чиновников по распоряжению Ниязова отправляли на экскурсию в Овадан-Депе. Для профилактики. Чтоб знали, что их ожидает.

 

Не исключено, что родной отец всех туркмен немного перестарался и добился несколько иного результата, чем ожидал: вряд ли кого удивит, если через некоторое время выяснится, что перепуганные чиновники помогли отправиться сердару в лучший мир, как в 53-м году помогли это сделать другому отцу нации.

 

Несмотря на закрытость тюрьмы, известие о смерти Туркменбаши проникло в тюрьму в тот же день, когда об этом было объявлено властями Туркмении 21 декабря. В тюрьме сразу же начались беспорядки, заключенные колотили в дверь металлической посудой, требуя освобождения, и кричали: Будь ты проклят, Сапармурат! Чтоб тебя унесло в ад! Появились слухи о закрытии Овадан-Депе, но агонизирующий режим показал, что заключенные рано радуются: из Ашхабада прибыли два вертолета со спецназом, который жестоко подавил беспорядки. Было убито 23 человека.

 

Все же накануне выборов начались какие-то подвижки. Радиостанция Deutsche Welle сообщила, что в тюрьме было снесено несколько блоков, а заключенных стали этапировать в другие тюрьмы и колонии. Также, по информации Deutsche Welle, нынешнее руководство республики в кулуарах не исключает возможности пересмотра дел "политических" заключенных, дабы ослабить давление со стороны международных правозащитных организаций и Запада. Однако, по мнению информагентства Фергана.Ру, делать вывод о либерализации режима преждевременно прежде всего, об этом свидетельствует жестокое подавление бунта. Снос же строений самой тюрьмы, по мнению многих, может означать, что власти заметают следы преступлений, а, кроме того, создают видимость перемен.

 

И уж совсем незадолго до выборов появились сообщения, что несколько бывших чиновников членов правительства были освобождены из тюрьмы и переведены пока под домашний арест. Сведений об освобождении хотя бы кого-то из оппозиционеров нет. Это также позволило наблюдателям сделать вывод, что смягчение режима для бывших функционеров вызвано не стремлением властей восстановить законность, а личными связями заключенных с членами нынешнего туркменского правительства. Фергана.Ру делает предположение, что, возможно, нынешнее правительство хочет привлечь к работе бывших чиновников, имеющих большой опыт в создании коррупционных схем для построения олигархической экономики в Туркмении. Это, несомненно, для туркменских руководителей выглядит гораздо привлекательнее, чем деспотичный режим Туркменбаши, от которого все порядком устали.

 

* * *

11 февраля в Туркмении состоялись выборы президента (когда этот номер газеты попадет к читателю, их результаты будут уже известны). В выборах участвовало шесть кандидатов, все от партии власти, ни одного от оппозиции. Это, конечно, не внушает оптимизма. Оптимизм внушает другое. По сообщению Deutsche Welle, накануне выборов немецкой неправительственной организацией ЕТГ был проведен опрос 1145 граждан Туркмении (опрос, по понятным причинам, проводился тайно). Так вот, 80 процентов опрошенных хотели бы, чтоб в республике был избран президент, начавший бы проводить демократические реформы, а 68 процентов респондентов желали бы, чтоб президента избирали не из числа назначенных Народным советом кандидатов, а выдвинутых народом, в том числе, и с участием оппозиции. Результаты этого опроса говорят о том, что Туркменбаши удалось запугать туркменский народ, но не задурить ему голову. Это внушает осторожный оптимизм в том, что Бастилия в Туркмении будет разрушена. Не столько в прямом (что уже происходит), сколько в переносном смысле.

 

В. Зайдман

 

P.S. На момент подписания номера в печать выборы в Туркмении признаны состоявшимися. По официальным данным, в них приняли участие почти 99 % имеющих право голоса. Никто не сомневается, что президентом будет избран Гурбангулы Бердымухаммедов.